Было ли XVIII столетие веком Просвещения?

Философия французского Средневековья

История Средневековья находится между X-XV веками.

Средневековая эпоха была кровопролитной, жестокой, характеризовалась межнациональной раздробленностью. Франция не стала исключением: постоянные войны рассекли и без того переполненный мелкими островами Пиренейский полуостров.

В это же время нарастало могущество католической церкви, появлялись противоборствующие ордены, что способствовало осуществлению крестовых походов.

Внешние и внутренние конфликты отражались на стабильности жителей страны. Деятели искусства, науки пытались «осторожно дышать», опасаясь, быть причисленными к числу еретиков.

Список мыслителей имеет внушительный размер, но хочется отметить Пьера Абеляра. Биография философа переполнена страданиями. Душевная боль и тяга к знаниям сделали из благородного юноши настоящего мудреца, не боящегося противоречить властям, за идеями которого шли люди.

Учение французских материалистов об обществе

Содержание

Введение

. Общественные взгляды французских материалистов

. Политико-правовые взгляды французских материалистов

. Учение о человеке и обществе

Заключение

Список использованной литературы

Введение

У многих товарищей, изучающих французскую философию XVIII века, может возникнуть вопрос: почему идеологи французской буржуазии той эпохи выступили отважными борцами с религией, когда известно, что религия всегда защищалась эксплуататорскими классами? Ответ на этот вопрос может быть только один: в условиях Франции XVIII столетия религия являлась орудием старых феодальных сил, боровшихся против науки, прогресса, против победы буржуазного общественного строя. Религия была на службе у реакции, препятствовавшей развитию нового буржуазного общества и его идеологии. Достаточно сказать, что во Франции духовенству принадлежала в то время ¼ всех земель. Больше 100 тыс. служителей культа обирали, грабили страну, яростно защищая старые порядки и идеи. Вот почему, разоблачая феодальное мракобесие и варварство, выступая за буржуазное устройство государства, французские материалисты не могли пройти мимо такого сильного оружия феодального строя, каким являлась религия. Этим и объясняется, почему свои многочисленные произведения французские материалисты направляли против религии, почему сочинения Гольбаха, Дидро, Ламеттри, Жана Мелье и других могут быть до сих пор использованы в борьбе против религии и современного мракобесия.

Цель – изучить учение французских материалистов об обществе.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

изучить общественные взгляды французских материалистов;

– рассмотреть политико-правовые взгляды французских материалистов <#”justify”>1. Общественные взгляды французских материалистов

Общая программа французского материализма, содержание этого замечательного боевого учения XVIII века изложены Энгельсом в «Анти-Дюринге». Энгельс писал, что французские философы хотели основать «царство разума и вечной справедливости». Но стоит внимательно всмотреться в это царство разума, как не трудно открыть в нем выраженное в абстрактной философской форме царство революционной в то время французской буржуазии.

В чем же заключалось существо общественных воззрений французских материалистов? Почему Маркс и Энгельс устанавливают связь между общественной теорией французских философов и последующим развитием социалистических идей?

Если в учении о природе, в учении о познании революционные идеологи французской буржуазии выступают яркими материалистами и страстными борцами против религии, то в области общественных воззрений они были идеалистами. Недостаток этот был присущ не только французским материалистам. Ни один исследователь истории общества до появления марксизма не был способен открыть закономерности общественной жизни, ибо там, где исследования законов развития общества доходили до более или менее глубоких оснований, эти открытия приходили в противоречие с ограниченными интересами эксплуататорских классов, представителями которых выступали прежние ученые. Только рабочий класс и его партия не заинтересованы в искажении картины общественного развития. Наоборот, чем глубже, всестороннее, совершеннее и дальновиднее будут выводы, основанные на изучении общественной жизни, тем с большей плодотворностью эти выводы могут быть использованы рабочим классом и его партией для завоевания победы над эксплуататорскими классами.

Энгельс писал, что взгляды французских материалистов на историю были идеалистическими, ибо французские материалисты судили об исторических событиях сообразно побуждениям отдельных выдающихся деятелей. Этих деятелей они делили на честных и плутов и находили, что в большинстве случаев честные оказывались в дураках, а плуты торжествовали. Исследуя общественную жизнь, французские материалисты объясняли все развитие человеческого общества идейными мотивами. Причины изменений в обществе лежали, по их мнению, в характере сознания, разума людей. Как верно отметил Плеханов в своих «Очерках по истории материализма», для философов XVIII века история представляла собой лишь «сознательную деятельность людей», мудрую или не мудрую. Но «такой взгляд крайне узок и поверхностен… Если в истории существует лишь сознательная человеческая деятельность, то «великие люди» неизбежно являются причиной исторического движения»1, т. е. вся история общества объясняется идеалистически.

Уже отсюда видно, что в центре учения французских философов об обществе стоял человек. Дидро очень красочно говорил о роли человека: если бы с поверхности нашей земли исчез человек, то все величественные картины природы стали бы меланхоличны и молчаливы. «Мир сделался бы нем». Присутствие человека на земле придает всему интерес. Вот почему человек – это общий центр, от которого все должно исходить и к которому все должно возвращаться1.

Культ личности человека, защита его свободы, забота о его счастье, обоснование равенства всех людей от природы характеризовали гуманистические идеи общественных воззрений французских материалистов.

Французские материалисты, будучи идеалистами в объяснении общественной жизни, ставя историю общества в зависимость от хода развития идей, заявляли: «мнения правят миром». От характера господствующих в обществе мнений зависит характер самого общества. Задача человеческого разума и человеческой деятельности состоит в том, чтобы совершенствовать человеческие мнения и направлять их развитие по линии прогресса.

Но материалистический взгляд на общество не был еще доступен французским материалистам. Они учили, что среда обусловливает характер, особенности, взгляды отдельного человека. Но сама общественная среда зависит от законов, а законы – от законодателя. Изменение во взглядах людей ведет к перемене законов, а с ними изменяется и среда: мнения правят миром. Возникает замкнутый круг, из которого французские философы не нашли выхода: мнение каждого человека зависит от среды, а среда, в свою очередь, есть не что иное, как мнения этих же самых людей. Оставаясь на почве идеализма, нельзя найти выход из этого порочного круга. Только когда мнения человека объяснены, в конечном счете, практической жизнью людей, возникает научный взгляд на человеческое общество.

Пример французских материалистов говорит о том, что, как бы прогрессивны и революционны ни были философские убеждения, но если они носят идеалистический характер, они не могут выполнить до конца своей прогрессивной революционной задачи. Эту задачу смог выполнить только марксизм, создавший подлинную, последовательно-революционную науку об обществе – исторический материализм. Только с позиций исторического материализма было доказано, что источник формирования духовной жизни общества, источник происхождения общественных идей, теорий, взглядов, политических учреждений «нужно искать не в самих идеях, теориях, взглядах, политических учреждениях, а в условиях материальной жизни общества, в общественном бытии, отражением которого являются эти идеи, теории, взгляды и т.п.

Французские философы XVIII века – Ламеттри, Дидро, Гольбах, Гельвеций и др. – развили наиболее крайние материалистические и атеистические взгляды, возможные в условиях XVIII века. Они сумели сделать все выводы, вытекавшие из состояния наук о природе в XVIII столетии, придя в резкое противоречие со всеми прежними, изжившими себя формами феодального схоластического и религиозного мировоззрения и вступив с ними в открытую борьбу. Но французские материалисты не только обобщили завоевания науки XVII-XVIII веков. Своим материалистическим учением о природе они возвестили торжество материализма над идеализмом, расчистили почву для дальнейшего развития материализма и науки о природе, облегчили еще более успешную борьбу с идеализмом и религией в XIX веке. Главные заслуги французских материалистов состоят в защите и обосновании основного положения материалистической философии о примате материи перед сознанием; в доказательстве неотделимости материи от движения; в научной, смелой, боевой критике всех форм религии, в создании атеистического мировоззрения; в критике феодальных форм государственного устройства, политической реакции; в обосновании гуманизма, исторически подготовившего учение о социализме и коммунизме1.

С деятельностью французских материалистов связана деятельность последующих английских и испанских материалистов, многих русских мыслителей и ученых, – на них опирался немецкий материалист Людвиг Фейербах. Их замечательные произведения использовали классики марксизма-ленинизма в борьбе против идеализма, поповщины и современного мракобесия.

Ленин высоко оценивал роль французского материализма в истории философии нового времени. В статье «К вопросу о диалектике» Ленин поставил материализм, созданный Марксом и Энгельсом, в историческую связь с материализмом Гассенди, Гольбаха, Людвига Фейербаха. Критикуя субъективный идеализм, эмпириокритицизм, Ленин противопоставлял ярко материалистические и прогрессивные взгляды Дидро взглядам современных мракобесов и реакционеров. В статье «О значении воинствующего материализма» Ленин рекомендовал переводить и пропагандировать сочинения французских материалистов, так талантливо разоблачавших поповщину и лженауку.

Учение французских материалистов явилось одним из важных философских источников марксистского философского материализма.

Маркс писал о французском материализме: «Не требуется большого остроумия, чтобы усмотреть связь между учением материализма о прирожденной склонности к добру, о равенстве умственных способностей людей, о всемогуществе опыта, привычки, воспитания, о влиянии внешних обстоятельств на человека, о высоком значении индустрии, о нравственном праве на наслаждение и т.д. – и коммунизмом и социализмом. Если человек черпает все свои знания, ощущения и проч. из чувственного мира и опыта, получаемого от этого мира, то надо, стало быть, так устроить окружающий мир, чтобы человек познавал в нем истинно-человеческое, чтобы он привыкал в нем воспитывать в себе человеческие свойства».

Французский материализм XVIII века страдал еще серьезными ограниченностями.

Первая ограниченность состоит в механическом характере этого материализма, когда в силу состояния наук того времени о природе французские материалисты неправомерно стремились объяснить все формы движения и жизни в природе и в обществе законами механики. Ленин отмечал «преимущественно механический» характер французского материализма, материализма, который еще не мог учесть «новейшего развития химии и биологии».

Вторая ограниченность мировоззрения французских материалистов – в его метафизичности, в отсутствии последовательно-исторического рассмотрения природы. Этот материализм, по словам Ленина, «не проводил последовательно и всесторонне точки зрения развития».

Третья ограниченность учения французских материалистов – идеалистическое объяснение общественной жизни. Ленин писал, что они «сущность человека» понимали абстрактно, а не как «совокупность» (определенных конкретно-исторически) «всех общественных отношений» и потому только «объясняли» мир, тогда когда дело идет об «изменении» его, т.е. не понимали значения «революционной практической деятельности». Все это неизбежно делало французский материализм созерцательным, абстрактным.

Итак, принцип деятельности, активности развили в своем диалектическом учении, хотя и в крайне абстрактной, идеалистической форме, немецкие философы-идеалисты Кант, Фихте и Гегель.

2. Политико-правовые взгляды французских материалистов <#”justify”>Важнейшими представителями французского материализма XVIII в. были Д. Дидро, К. Гельвеций, П. Гольбах. Дидро, Гольбах и Гельвеций стояли на позициях передовых, демократически настроенных слоев буржуазии в антифеодальном лагере.

Денни Дидро (1713-1784) руководил изданием знаменитой “Энциклопедии”, ставшей своеобразным печатным органом французских просветителей. “Энциклопедия” сыграла важную роль в пропаганде идей просветительства и подготовке Великой Французской буржуазной революции.

Социально-политическое учение Дидро основано на ряде положений теории естественного права. Согласно ее взглядам, люди жили первоначально в естественном (догосударственном) состоянии; они были равны между собой и пользовались полной независимостью. Это описание, во многом совпадающее с предшествующими учениями школы естественного права, Дидро стремился дополнить фактами из первобытной истории. В его интерпретации естественное состояние оказывалось уже не столько периодом изолированного существования индивидов, сколько эпохой первобытных коллективов с общественной собственностью на средства труда.

С появлением частной собственности и духа наживы, этого “источника всех пороков”, естественное равенство исчезло, и люди разделились на богатых и бедных. В качестве одного из примеров естественного состояния Дидро приводил общество инков.

Государственная власть возникает в результате договора, который люди заключили между собой, чтобы обеспечить свое счастье. Дидро рассматривал общественный договор не как реальное соглашение, имевшее место в прошлом, а как постоянно возобновляемое согласие граждан на подчинение существующей власти.

Такое согласие (договор) служит основанием только правильных, благоустроенных государств; тирания же возникает вследствие насилия, вероломства и обмана. Дидро был убежден, что источником государственной власти выступает народ, тогда как правители и государи – всего лишь ее держатели. Как писал он в “Энциклопедии”, корона и публичная власть – “суть вещи, собственником которых является вся нация в целом”. Если государь отказывается обеспечить гражданам счастье, то нация не связана с ним никаким договором и вправе заключить новый с другим государем. Отсюда Дидро выводил право народов на сопротивление тиранам и уничтожение политического строя, не соответствующего общей воле нации.

Дидро считал, однако, что уничтожение феодальных порядков вполне возможно мирным путем, с помощью законодательных реформ и нравственного воспитания народа. Политическая программа, изложенная в его сочинениях, предусматривала ликвидацию крепостного права и наделение крестьян землей, уничтожение сословных привилегий, предоставление гражданам права участия через своих депутатов в управлении государством, защиту личной безопасности, свободы слова, печати, торговли и промыслов. Для достижения компромисса с дворянством, способного обеспечить мирный ход общественных преобразований, Дидро предлагал сохранить помещичье землевладение.

Однако Дидро отнюдь не призывал к обобществлению имущества. Он был сторонником частной собственности мелких и средних размеров, и его требования не простирались далее утопических проектов равномерного распределения богатства. Задача политики состоит не в том, чтобы устранить частную собственность, а в том, чтобы смягчить чрезмерное неравенство между роскошью и нищетой. Для этого, полагал Дидро, необходимо отыскать социальный механизм, который мог бы заставить собственника, преследующего частные интересы, приносить как можно больше пользы обществу, своим согражданам. Дидро полагал, что осуществление этих мероприятий принесет с собой расцвет личности и социальную гармонию.

3. Учение о человеке и обществе <#”justify”>Главные проблемы, которые Гельвеций связывал с пониманием человека, истолкованием роли человека в общественном развитии, – это проблемы образования, воспитания. Сенсуалистические познавательные принципы философ переносит в сферу социального познания и утверждает их в своей концепции воспитания и образования.

Для Гельвеция человек – продукт той среды, в которой он живет с первых дней своей жизни. Гельвеций отрицает не только врожденные идеи, но и любые наследственные наклонности в человеческом сознании. Эмоции, ум – все содержание сознания определяется исключительно социальными условиями жизни человека. Понятно поэтому, что, с точки зрения философа, для того, чтобы изменить взгляды людей, а, следовательно, и их поведение, поступки, необходимо изменить социальную среду.

Гельвеций, что важно отметить для адекватного истолкования его взглядов, не был сторонником революций и переворотов, и потому все социальные изменения связывал исключительно с реформами, причем постепенными реформами, основанными на совершенствовании общественного законодательства.

Поскольку законы создаются и изменяются людьми, то, считал Гельвеций, исключительно важно, какими по своим качествам являются люди, в том числе и законодатели, а это определяется тем, каким образом формируется человеческое сознание. Для успешного развития любой страны, писал философ, необходимо воспитание всех людей в обществе на основе достигнутого истинного социального знания. В работе «О человеке» Гельвеций рассуждал: «Наука о человеке составляет часть науки о государственном управлении. Министр должен прибавить к этому знание дел. Только тогда он может издавать хорошие законы. Пусть философы проникают все дальше и дальше в глубины человеческого сердца, пусть они отыскивают здесь все принципы его движения, и пусть министр, пользуясь их открытиями, найдет им в зависимости от времени и обстоятельств удачное применение».

Гельвеций писал о том, что мера ответственности за состояние общества и успехи в совершенствовании законодательства лежит на власти, на государе. Он был убежден в том, что никакая деспотическая власть не может обеспечить успешного развития общества и утверждал, что рост социальных бедствий во всяком государстве соразмерен росту абсолютной власти.

Более того, Гельвеций был убежден так же в том, что деспотическая власть уничтожает общество. Даже великий и могущественный народ может погибнуть под игом деспотизма, который несет с собой невежество, необразованность, произвол, страх и другие социальные пороки. «Великий народ, над которым воцаряется деспотическая власть, можно сравнить с многовековым дубом. Его величественный ствол, толщина его ветвей свидетельствуют еще о том, каковы были когда-то его сила и его величие; он все еще кажется царем лесов. Но в действительности он гибнет: его ветви, лишенные жизни и наполовину истлевшие, с каждым годом все более разрушаются бурями. Таково положение наций, находящихся под игом произвола», – писал Гельвеций в своей работе «О человеке»3.

Противовесом абсолютизму и деспотизму может быть, считал Гельвеций, только развитие образования, совершенствование системы воспитания на основе покровительства наукам и искусству. «Науки и искусства – слава народа; они увеличивают его счастье… Об уме государя можно всегда судить по тому почету и уважению, которые он оказывает талантам», – утверждал философ в этом же своем произведении.
Воспитание может сделать людей талантливыми, добрыми и, в конечном счете, счастливыми, а общество, состоящее из таких людей, благополучным, считал Гельвеций. Он писал в работе «Об уме», что всё искусство воспитания состоит в том, чтобы ставить молодых людей в такие условия, которые способны развить в них зачатки ума и добродетели. Отметим, что в данном случае Гельвеций в противоречии со своими исходными теоретическими принципами допускает существование в человеке некоторых «зачатков ума и нравственности». При этом философ пояснял, что к этому выводу его привело единственно желание людского счастья. Гельвеций считал, что воспитание и образование связаны между собой неразрывным образом. Задача власти в обществе состоит поэтому в том, чтобы поощрять развитие образования и наук, особенно наук о человеке, и совершенствовать на их основе воспитание. Но как этого достигать? – ставил вопрос философ и находил ответ в том, что власть должна совершенствовать законодательство, делать законы такими, чтобы в обществе процветали науки, образование и воспитание, причем образование в первую очередь общественное. Он писал: «Хорошее или дурное воспитание – почти целиком дело законов …Хорошие законы будут созданы, и препятствия, мешавшие прогрессу воспитания, будут устранены».

Несмотря на то, что Гельвеций отрицал что-либо врожденное в сознании человека, он считал, что сам по себе человек внутренне эгоистичен и стремится, прежде всего, к личной выгоде, к личному благу. Интерес Гельвеций рассматривал как движущую силу поступков человека. Человеческий интерес следует видеть за всеми социальными событиями, был убежден Гельвеций. «Люди верят и всегда поверят тому, во что верить будет в их интересах», – писал Гельвеций в работе «О человеке». Ему же принадлежит известное заключение: «Интерес способен заставить отрицать самые очевидные теоремы геометрии и верить самым абсурдным религиозным сказкам».

Однако Гельвеций видел в обществе не только личный интерес отдельных людей, стремящихся к личной выгоде и пользе. Стремление к личному благу, в конечном счете, не может принести счастья ни отдельному человеку, ни обществу в целом, поскольку все люди живут в обществе, и, если общественный интерес не принимать во внимание, то общество не может быть благополучным. В таком обществе отдельные люди не будут счастливы. Счастье отдельного человека философ рассматривал в связи с общественным благом, действия человека соотносил с общественной пользой, и общее благо считал главной задачей в развитии общества. Он писал в работе «Об уме»: «Если хочешь поступать честно, принимай в расчет и верь только общественному интересу, а не окружающим людям. Личный интерес часто вводит их в заблуждение».

Следование общественному интересу и общественной пользе для Гельвеция представляет собой основу нравственности человека, главный нравственный принцип. Он рассуждал об общественной пользе в этой же своей работе: «Эта польза есть принцип всех человеческих добродетелей и основание всех законодательств. Она должна вдохновлять законодателя и заставлять народы подчиняться законам, и этому принципу следует жертвовать всеми своими чувствами, даже чувством гуманности». Человек должен руководствоваться таким образом только идеей общественной пользы, общественного интереса во всех своих поступках. Идеей общественной пользы должно быть одухотворено воспитание людей, поскольку лишь оно способно сделать людей способными к тому, чтобы ставить общественный интерес выше личного. В работе «Об уме» Гельвеций писал, что все социальные реформы должны начаться с реформы воспитания, которое только и может формировать человека нужного для общества: «…единственная же цель воспитания… это сделать граждан более сильными, более просвещенными и добродетельными и, наконец, более способными работать на благо того общества, в котором они живут». Причем, по Гельвецию, сначала необходимо улучшить воспитание «воспитателей», то есть властителей, а затем работать над воспитанием народа.

Общество, построенное по этому плану, и есть, по Гельвецию, справедливое общество. Справедливость, считал он, – это соответствие действий частных лиц общественному благу. Такое общество готовится умами наиболее проницательных личностей, которые, в конечном счете, направляют людей к пониманию того, что счастье заключается в способности людей любить делать то, что они обязаны делать. Люди должны понять, что суждения и поступки, соответствующие общему интересу не только верны, но и полезны для них. Нравственность людей, таким образом, совпадает с пользой для них же, считал философ.

Итак, Гельвеций как философ, одухотворенный принципами эпохи Просвещения, выразил в своем творчестве целый ряд глубоких идей. Прежде всего, это идея необходимости для человека и общества ориентироваться в практических действиях на истинное знание, стремиться освободиться от заблуждений и невежества. Мысли Гельвеция о ценности истины, а потому науки, для развития общества не могут утратить своей актуальности.
Размышления философа о важности для человека познания самого себя и общества, его выводы о мотивах человеческих поступков, об интересе, личном и общественном, также вышли по своей значимости за пределы XVIII столетия. Концепция Гельвеция о роли воспитания в развитии личности, и, выдвинутые на основе ее, идеи о значении для человека и общества разумного законодательства и способов его формирования также оказались интересными не только для его современников. Безусловно, в представлении философа о том, что миром правит разум, было немало рационального. Вместе с тем, ряд глубоких идей в творчестве Гельвеция выступает в одностороннем, упрощенном виде. Реальные общественные процессы, сам человек, его воспитание, человеческое счастье – значительно сложнее, чем это представлял себе философ. Процесс познания и содержание сознания понимаются Гельвецием также достаточно упрощенно. Но все сказанное Гельвецием, несомненно, дало новый стимул познанию и содействовало дальнейшему развитию философского знания.

Гельвеций полагал, что он объяснил сущность человека и общества. И, действительно, он высказал ряд плодотворных идей относительно общественного развития.

Прежде всего, Гельвеций в соответствии с утвердившимися традициями в философии видел главную проблему для человека в достижении счастья в своей реальной жизни.

Для этого люди и общество в целом должны быть образованными и ориентироваться на знание, науку, в том числе науку о человеке. Вопрос о познании человеком самого себя был поставлен Гельвецием достаточно четко.

В понимании сущности человека Гельвеций выдвинул на первый план проблему человеческого интереса, которая на самом деле является достаточно важной проблемой.

Гельвеций не просто обратил внимание на важность воспитания в обществе, но разрабатывал целую систему обоснования этой важности для общества в целом, подчеркивая значимость общественного воспитания.

Гельвеций поставил и дал свое решение вопроса о соотношении общественного и личного интереса, блага общества и блага личности. Вместе с тем, как показало дальнейшее развитие общества и философских представлений о нем, Гельвеций упрощенно и потому неадекватно истолковывал многие из исследуемых им проблем.

Это, прежде всего, относится к ключевым проблемам, то есть проблемам понимания сущности человека, его блага, сущности общества, их соотношения.

Потому и связанные с ними другие проблемы, например, проблема воспитания, выступала в достаточно примитивной форме. И, разумеется, вопрос о счастье человека и общества гораздо более сложен и многогранен по своему содержанию.

Заключение

французский философия материалист познание

Среди французских просветителей XVIII в. следует особо выделить философов-материалистов. Учитывая достижения современного им естествознания, они развивали передовые материалистические взгляды, высказанные их предшественниками, утверждали, что в мире есть лишь материя, находящаяся в беспрестанном движении, материя – физическая реальность. Философы-материалисты признавали всеобщее взаимодействие в природе и движение как естественное свойство материи.

В вопросах познания мира они стояли на позициях материалистического сенсуализма Локка, но придали ему более последовательный характер: отбросив учение Локка о внутреннем опыте, они правильно рассматривали познание как отражение в создании человека внешнего мира.

Французские материалисты сделали шаг вперед в развитии материалистической теории познания, однако выдвинутая ими концепция имела метафизический характер.

Они механистически истолковывали основные понятия. Например, разум определялся ими как простая способность суммирования чувственных данных. Сознание они понимали или как результат присущей молекулам элементарной чувствительности, или как новое свойство материи, которое возникает в процессе ее усложнения. Взгляды философов-материалистов на природу позволяли сделать вывод об отсутствии божества, сотворившего мир и управляющего им. Французские материалисты активно боролись с религией и католической церковью.

Их атеистическое мировоззрение оказывало огромное влияние не только на современников, но и на последующие поколения.

Список использованной литературы

1. Андреев Л.Г. История французской литературы/ Н.П. Козлова. – М., 2011.

. Артамонов С.Д. История зарубежной литературы XVIII в. – М., 2011.

. Артамонов С.Д. «Вольтер и его век». – Москва, Просвещение, 2010.

. Верцман И.Е. «Ж.-Ж.Руссо». – М: Рослитиздат, 2008.

. Вольтер «Философские сочинения». Москва, Наука, 2009.

. Дидро Д. Собрание сочинений. М, 2013.

. История философии в 3-х томах. Под ред. Г.Ф. Александрова, Б.Э. Биховского, М.Б. Митина, П.Ф. Юдина. АН РФ, Институт философии. – М: Политиздат, 2011, т.2

. Кузнецов «Западноевропейская философия XVIII века».- М., 2012.

. Кузнецов В.Н. /Франсуа Мари Вольтер/М., 2008.

. Манфрез А.З. «Три портрета времен французской революции». – М: Мысль, 2009.

. «Мир философии», изд-во политическая литература. – М., 2011.

. Момджян В.Г. «Философия Французского Просвещения XVIII века». – М. 2012.

. Сэв Мольш. «Современная французская философия: исторический очерк: от 1789 года до наших дней». Под ред. Т.А. Курсанова. – М: Прогресс, 2011.

. Философский словарь. Под ред. И.Т. Фронова. – М: Политиздат, 2011.

Похожие работы на – Учение французских материалистов об обществе

Добавление отзыва к работе

Добавить отзыв могут только зарегистрированные пользователи.

2.

1.

2.

3.

4.

Характерные

особенности

философии эпохи Просвещения.

Родоначальники просветительских

учений.

Французский материализм XVIII

века.

Этические

и

социально

философские учения французских

материалистов.

5.

1. деистическое

2. атеистическоматериалистическое

3. утопическо-социалистическое

(коммунистическое)

10.

видел необходимость в признании существования

Бога с морально-эстетической точки зрения для того,

чтобы поддерживать порядок в обществе, держать

людей (под угрозой Божьего наказания) в

повиновении и жестких рамках нравственности;

в отношении познания выступал за совмещение

эмпиризма и рационализма, отдавая предпочтение

первому;

выступал за гуманное отношение к простому народу

и уважение его прав, однако идеалом государства

считал абсолютную монархию во главе с

просвещенным властителем (выдвинул идею

«просвещенного абсолютизма»);

вел переписку с рядом «просвещенных» монархов и

давал практические рекомендации по обустройству

государства .

Где узнать больше

«Всемирная история». Т. 4. «Мир в XVIII веке» (2013)

Это обобщающий труд, очередной том из шеститомной «Всемирной истории», которая издается Институтом всеобщей истории Российской академии наук. Книга дает представление о том, какими были Европа и мир в XVIII веке. Здесь почти нет страноведческих глав и разделов. Том построен в основном по проблемам (география, демография, эко­номика, общество, государство, церковь и т. д.). Теме Просвещения отведено, конечно, большое место. Книга адресована преимущественно профессиональным историкам, но для справок — не для занимательного чтения — может использоваться более широким кругом читателей.

«Мир Просвещения: Исторический словарь». Под ред. Винченцо Ферроне и Даниэля Роша (2003)

Над словарем работал большой интернациональный коллектив, вклю­чающий лучших знатоков истории XVIII века. Статьи словаря посвя­щены важнейшим идеям Просвещения (свобода, равенство, разум, цивилизация и т. д.), культурным практикам (общественное мнение, книги, газеты, наука, путешествия и т. д.), Просвещению в отдельных странах и изучению истории Просвещения от XVIII до конца XX века.

Юрген Хабермас. «Структурное изменение публичной сферы: Исследования относительно категории буржуазного общества» (2016)

Книга немецкого философа Юргена Хабермаса впервые была опубли­кована еще в 1962 году и повлияла на изучение историками культуры и об­щества XVIII века. Об изменениях, произошедших в XVIII веке, автор рассуждает в первых трех главах работы. Хабермас ввел в науч­ный обиход понятие «публичной сферы», в которой формируется общественное мнение, не зависящее от властей и критикующее их.

Роберт Дарнтон. «Великое кошачье побоище и другие эпизоды из истории французской культуры» (2002)

Американский историк Роберт Дарнтон — виднейший современный специалист по эпохе Просвещения и книжной куль­туре во Франции XVIII века. Он впервые открыл и показал читателям литературный андеграунд эпохи Просвещения. Эта книга — собрание очерков о куль­туре разных слоев французского общества XVIII века, от крестьян и ремесленников до интеллектуалов. Написано, на мой взгляд, увле­кательно. В основе книги — курс, который Дарнтон читал студентам Принстонского университета. Но главное достоинство книги в том, что после каждого очерка публикуется и полный текст источника, о котором идет речь. 

Роже Шартье. «Культурные истоки Французской революции» (2001)

В этой работе историк Роже Шартье исследует разнообразные куль­турные практики во Франции XVIII века (книгоиздательство, чтение, церковную жизнь, формы общения, социальные конфликты) и дока­зывает, что истоки революции следует искать не в идеях Просвещения, а в постепенном изменении общественных умонастроений, отношения к духовной и светской власти. Во Франции эта книга вышла в 1990 году, сразу после празднования двухсотлетнего юбилея Французской рево­люции. Она написана доступным языком, в жанре эссе, адресована широкому читателю, но при этом основана на научных изысканиях как самого автора, так и его коллег-историков.

11.

Современником и во многом

единомышленником Вольтера был Шарль Луи

Монтескье (1689 – 1755) – французский философ,

писатель, юрист, ученый (во многих сферах и

направлений), который:

выступал с позиций деизма – видел в Боге

создателя, видел в Боге средство для поддержания

порядка и воспитания нравственности;

отвергал идею бессмертия души, критиковал

христианство и католическую Церковь за

претензии на власть и влияние в обществе,

введение в заблуждение верующих и подавление

человеческой инициативы;

считал, что история делается людьми, а не в

силу Божественного предопределения;

12.

видел влияние климата и географии на устройство обществ

(южные страны с жарким климатом обычно тяготеют к

деспотизму, северные с холодным климатом – к демократии,

среднеевропейские с умеренным климатом периодически

переходят от деспотизма к демократии и наоборот);

читал, что до появления государства существовало

«естественное состояние», где люди беспрепятственно

проявляли свои инстинкты и удовлетворяли потребности, не

считаясь друг с другом, но когда подобное существование стало

невозможным, люди создали государство на основе

«общественного договора», который предусматривал взаимное

признание прав и обязанностей друг друга и возникновение

публичной власти;

выдвинул идею «разделения властей» – разделение

государственной власти в целях ее более эффективного

функционирования и предотвращения деспотизма на три

ветви – законодательную, исполнительную и судебную;

выступал за верховенство закона.

Франция XIX века

Кратко проанализировав философствование XIX века, следует остановиться на метафизическом учении Бергсона. Моралист учит понимать жизнь не сточки зрения здравого рассудка, а путем интуитивного, инстинктивного восприятия.

15.

Этьенн Кондильяк (1715-1780) меньше уделял

внимание проблемам общества и основные усилия

приложил к исследованию проблем познания.

Основополагающие идеи его философии:

мир познаваем;

человек может познать внешний мир настолько,

насколько это позволят сделать его человеческие

возможности (ума, органов чувств);

окружающий мир является источником всех знаний;

в основе познания лежит чувственное восприятие

(отражение

органами

чувств

окружающей

действительности в разуме человека);

самостоятельного познания разумом без участия

чувственного восприятия не существует.

16.

Ф

.

В

о

л

ь

т

е

р

Ж

а Р

н у

с

Ж с

а о

к

Э

.

К

о

н

д

и

л

ь

я

к

Ш

.

М

о

н

т

е

с

к

ь

е

17.

Жан Мелье (1664-1729) – священник по профессии, в

процессе жизни пришедший к полному отрицанию Бога и

религии (атеизму), философ-материалист:

не

допускал

существования

ничего

сверхъестественного (в том числе и Бога);

не верил в наличие идей, обособленных от материи,

бессмертие души;

считал, что весь окружающий мир состоит из особой

субстанции – материи, которая является первопричиной

всех вещей, всего сущего, она вечна, несотворима, реально

существует, изменяется и постоянно развивается

благодаря заложенному в ней самой свойству –движению;

источником большинства знаний являются чувства;

Философия XX века

20-й век становится переломным для французской философии. Наука Франции поднимается на первое место в мире по силе и количеству философских представителей. Укрепляют позиции такие направления: постмодернизм, экзистенциализм, структурализм. Экзистенциалист Камю предлагал признать существование абсурда. Только используя данный метод, считал гуманный публицист, его можно избежать (в проявлениях фашизма, сталинизма).

19.

Жюльен Ламетри (1709-1751)

выступал с атеистическиматериалистических позиций:

полностью отвергал идеализм и

теологию;

считал

окружающий

мир

совокупностью

различных

проявлений единой субстанции –

материи, которая несотворима,

вечна, бесконечность;

душа, сознание, чувства, по

Ламетри,

имеют

естественное

происхождение,

являются

свойствами материи;

21.

Как философ и врач Ламетри пришел к выводу,

что духовная деятельность человека зависит от

его телесной организации. Прославился благодаря

труду «Человек – машина», где человек

рассматривается как самозаводящаяся машина,

подобная часовому механизму. Ламетри впервые

высказал мысль о естественном постепенном

совершенствовании материи и животного царства

(эволюции).

Ламетри не приемлет схоластическое изучение

и преподавание медицины. Как

профессиональный врач критикует случаи

проявления шарлатанства со стороны врачей и

призывает к серьезному отношению

к врачебному делу.

22.

Дени Дидро (1713 – 1784) – один

из самых выдающихся

французских философовматериалистов.

Философские взгляды Дидро

близки к взглядам других

французских просветителейматериалистов:

признавал материю

единственно существующей

субстанцией, проявлением

которой считал все единичные

вещи;

24.

Сходные взгляды имели такие философыпросветители как

Гольбах (1723-1789) и Гельвеций (1715-1771).

Значение деятельности французских философов

атеистическо-материалистического направления для

философии и общества в целом заключаются в том,

что они:

четко выделили два ведущих философских

направления – материализм и идеализм («линию

Демокрита» и «линию Платона»);

освободили философию от многих религиозных

предрассудков;

дали

более

реалистическое

определение

субстанции-материя;

26.

Габриэль Мабли (1709-1785) – философ, историк, писатель (брат

Кондильяка), один из зачинателей социалистическо-утопического

направления в философии Франции:

подвергал суровой критике философию Просвещения в целом

(называл свое время «веком болтовни и парадоксов»);

отвергал и материализм, и деизм;

главным назначением философии считал распространение морали

и нравственности; этой же цели должна быть подчинена сильная,

поддерживаемая государством, широко распространенная религия;

был сторонником идеи дуализма Декарта, согласно которой

человек совмещает в себе как материальное (телесное) начало, так и

духовное, отсюда большое влияние на поступки и поведение людей,

по Мабли, оказывают страсти, любовь к себе, стремление избежать

неприятностей, тяга к удовольствиям;

считал, что сама природа человека заставляет его жить сообща с

другими людьми – в обществе;

27.

видел в первобытнообщинном строе, где все было

общим, а деятельность людей направлена на

обеспечение себя и соплеменников (а не на

обогащение), золотой век человечества;

причиной всех несчастий и противоречий в обществе

явилось возникновение частной собственности и

разделение людей на классы;

идеалом общества видел первобытнообщинный

коммунизм, призывал возвратиться к обществу без

частной собственности, без деления на классы, без

оторванной от народа власти, где торжествовали бы

равенство, справедливость, братство людей;

одновременно считал, что его идеалы неосуществимы

на практике, частная собственность вечна и

неуничтожима, классовое разделение будет всегда, а

народ не сможет подняться на восстание в силу своей

забитости, а даже если и свергнет существующий строй,

то в силу человеческой природы, страстей, стремлению к

наживе и т. д. не сумеет удержаться в рамках

коммунизма.

30.

лучшее общество, по Сен-Симону, то, которое предоставляет

его членам максимум возможностей для удовлетворения

потребностей;

в качестве лучшего Сен-Симон видел так называемое

«промышленное общество», где пролетариат и буржуазия

сольются в один класс – индустриальный;

оптимистически смотрел в будущее – человечество

обречено (в силу неуклонного прогресса экономики) на

построение идеального общества;

считал, что новое общество возникнет не революционным, а

эволюционным путем – неуклонно развивающаяся экономика

приведет

к

тому,

что

общество

из

классовоантагонистического

постепенно

преобразуется

в

ассоциативное;

выдвинул идею о замене существующей религии «новой

религией», смыслом которой будет лозунг: «Человек человеку

– брат».

31.

Франсуа Фурье (1772-1837) также

принадлежал к числу социалистов-утопистов.

Составные положения его философии:

атеизм опасен, так как лишает человека

надежды на будущее; человек, история,

общество развиваются по законам природы;

буржуазное общество имеет три основных

вида противоречий – между личными

интересами (магнатов, буржуа) и

общественными (остальным народом),

социально-экономические

несбалансированные, дающее то избытки, то

кризис производства), моральные

(буржуазный брак и т. д.);

идеальное общество – «общество гармонии»,

которое будет основано на всеобщей трудовой

обязанности, правильном распределении,

высоком уровне экономики, свободе, любви и

нравов, уважении к Богу.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Загрузка ...